varius: (Default)
Mille-e-una-notte
Почитываю тут "Тысяча и одна ночь", полное издание. Взялась за сказки в связи со всеми этими дискуссиями про иммигрантов и слияние культур.

Слова "восточный" и "арабский", несмотря на все недавние мрачные события, у меня по-прежнему ассоциируются все-таки не с бомбами, а с орнаментами и коврами. А где ковры и орнаменты, особенно насыщенного синего цвета, там у меня ноги слабнут и начинается восторженное сердцебиение.

А вот у моего мужа такого пиетета к арабескам не имеется. И в силу меньшей эрудиции не имеется также пиетета в отношении к восточному культурному наследию, в лице Авиценны и Омара Хайяма. И вообще, он считает, что не надо постоянно выуживать заслуги тысячелетней или какой-то там давности, а смотреть на недавние дела. Такая вот узость мышления.
Read more... )
varius: (Default)
Прочитала  "Медный кувшин"  Ф. Энсти.

Прелесть что за книжка, прекрасный образец легкости слога и изящности английского юмора. А взялась я за нее, чтобы восполнить свой культурный пробел -  узнать, откуда почерпнул вдохновение Лазарь Лагин для своего Хоттабыча.

Я долго не ведала о том, что идея персонажа старика Хоттабыча, моего любимого Хоттабыча, из моей любимой толстой белой книги с черной суперобложкой, и с рисунками Виталия Горяева - также была заимствована из зарубежных источников, и я не имею в виду сказку про Аладдина.
Про Буратино знала. Знала, что он - веселый советский гомолог туповатого зануды Пиноккьо.
Также знала, что "Волшебник Изумрудного города" - тоже как бы плагиат, хоть и приукрашенный новыми именами героев, и впоследствии реабилитированный их аутентичными новыми приключениями
Потом узнала, что и Доктор Айболит имеет импортные корни, но отнеслась к этому как-то равнодушно: сказалась уже, наверное, привычка.
А вот Хоттабыч стал ударом поддых. Как же так, подумала я, скоро ни останется ни одной известной детской книжки, которая не была бы написана по мотивам уже кем-то придуманного. Незнайка разве что, что мне он никогда особо не нравился.
Read more... )

  
varius: (Default)
Как я уже рассказывала, у нас в некоторых местах имеются шкафы бук-кроссинга, где можно оставить ненужные вам книги, чтобы я их подобрала и унесла себе домой.

На днях совершили очередной набег в это хлебное место. После окончания учебного года, по-видимому, произошел массивный слив ненужной более литературы. Полки неожиданно завлекали богатым ассортиментом, но почему-то появилось объявление "Брать не больше двух книг в одни руки". А еще говорят, что итальянцы книгами не интересуются.

Read more... )
varius: (Default)
а цыгане подбирают " -  всегда говорили мне в детстве доброжелатели, когда я притаскивала с помойки какой-нибудь интересный мусор.

Некоторые привычки проносишь через всю жизнь. Когда все прогрессивное человечество избавляется, например, от старых книг, бодро переходя на электронные, я подбираю выброшенное и тащу его в свою норку.

Первый раз я разжилась выброшенной книгой в соседской макулатуре несколько лет назад. С утра увидела, что чужую кучу старых газет украшает совершенно новая и красочная "Моя первая книга о пиратах". Ну и дикари эти итальянцы, подумала я, хищно схватив ее и прижав к груди.  Дома долго кудахтала на предмет превосходства нашей системы ценностей над иностранной, потом, довольная, всучила книгу детям. Их последующее радостное верещание и фразы типа "отрезанные уши"  привлекли мое внимание и не случайно, потому что вот:

IMG_3960       IMG_3958


IMG_3959        IMG_3963


Надо ли пояснять, что соседи, также имеющие маленького ребенка, избавились от этого исчадия ада по понятными причинам. Зато мои дети, с более совершенной системой ценностей, долго и оживленно разглядывали картинки их, а их ночные кошмары, конечно же, возникли совсем по другим причинам.

Ну это ладно, и на старуху бывает проруха. В основном книжный улов всегда бы интересным и стимулирующим. Под катом расскажу и похвалюсь, как обычно.Read more... )
varius: (Default)
За вчера и сегодня потратила несколько часов и прочитала "Вонгозеро". Немного по диагонали, каюсь, но таки прочитала.
Вынесла из прочитанного следующее:
- сложносочиненные и сложноподчиненные предложения - враги писателя;
- а также причастные и деепричастные обороты;
- то же самое можно отнести и к прилагательным,  поэтому - не больше двух на предложение;
В остальном - постоянное ощущение однажды виденного и однажды прочитанного. Свежее ощущение, лично для меня: героев зовут не Джек, Том, Джейн и Кейт,  а по-русски.
Очень много говорится про машины, по этой причине можно было вполне обойтись без пары-тройки действующих лиц-людей.
Кстати, так и не смогла представить себе лица главных героев. Зато можно нагуглить, как выглядят машины.

В принципе, почитать книжку можно, что я и сделала.

И после этого апокалиптического романа  возвращаюсь к  незатейливому вечернему чтиву последних недель - книге о сталинских репрессиях.
varius: (Default)
Дочитываю тут с опозданием лет эдак на пятнадцать книгу Наоми Кляйн  "NO LOGO. Люди против брендов". В свое время эта книга наделала много шума и вообще стала, как любят говорить, библией антиглобалистов и всяких других порядочных людей.
Как ясно уже из названия, в этом эпохальном труде автор раскрыла нам глаза на многие знаменитые бренды, их агрессивные маркетинговые стратегии, навязчивую рекламу, на  беззастенчивую эксплуатацию рабочих из стран третьего мира, их мизерные платы, отвратительные условия работы и полную социальную незащищенность.

Не то, чтобы вот так мне открылась Америка, в принципе, мы уже все давно знаем, что нашим сознанием манипулирует группка деляг-капиталистов, что отдавать 80 евро за пару джинсов или рубаху - безумие, что последняя модель кроссовок не сделают из тебя крутого спортсмена и так далее... даже не буду утруждать себя пересказом.
Опозоренные в книге бренды - NIKE, Adidas, Tommy Hilfiger, GAP,  Сoca-Cola, в общем, все те, активными потребителями коих мы являемся, и стало быть, попадаем в категорию покупателей с полным отсутствием потребительской этики.
Read more... )
varius: (Default)
Был когда-то у меня хороший друг Серега. Я тут уже про него писала, кто помнит.
У Сереги дома была очень богатая библиотека,  как и полагалась тем, у кого родители занимали высокие должности в строительных конторах и имели блат в любой сфере жизнедеятельности.
Как-то Серега дал мне почитать одну книгу. Это было во время всеобщего увлечения Дейлом Карнеги и его бодрыми американскими рецептами успеха. "Какой там Карнеги, - сказал Серега, - вот, почитай" -  и всунул мне том неизвестного доселе автора, некоего Бальтасара Грасиана.
Read more... )
varius: (Default)
Возвращаясь к разговору о любимых книгах.
Лет в шестнадцать я впервые прочитала повесть Джерома Сэлинджера "Над пропастью во ржи". Прочитала и охренела, и даже не потому, что в ней  свободно использовалось слово "педераст", которое в то время, думаю, не содержал ни один толковый словарь русского языка.
А потому что в ней находился именно весь тот набор идей, которые совершенно противопоказаны подростку, и,
следовательно, невообразимо для него привлекательны, то бишь - мир насквозь фальшив, взрослые думают только о деньгах, никто тебя не любит, всем на тебя наплевать, и вообще, жизнь бесцельна и отвратна, и единственное приятное исключение в ней составляют маленькие дети (что, в общем-то, частично является правдой).
Подобно Холдену Колфилду, я тоже решила впасть в депрессию, хотя объективных причин для нее не было.  Ладно,  помимо фальши окружающего мира,  со всем остальным наблюдался как раз обратный порядок вещей -  меня взрослые любить любили,  о деньгах особо не думали,  да и цели у меня вроде имелись, типа поступления в институт.
Войдя в роль, я начала хмуро отвергать овсянку на завтрак, фыркала при разговорах о светлом будущем и бесконечно слушала иностранный музон, как и подобает декадентскому элементу. Потом еще, я начала краситься, как проститутка, считая, что таким образом мой вид бросал вызов системе. Система обратила внимание на мой макияж в лице одной преподавательницы, которая пожурила меня за белые перламутровые тени и сливового цвета помаду, сказав, что они состарили меня лет на пятнадцать. "Фальшивые взрослые!" - подумала я с гневным злорадством.- "Ничего не понимающие в настоящей жизни!" В моем возмущении меня сердечно поддержали наприехавшие из села одногруппницы, чей макияж немногим отличался от моего.
Пик моей депрессии пришелся на  позднюю осень-зиму, когда жизнь показалась еще более бессмысленной, а люди - еще хуже. Мне хотелось уехать на необитаемый остров, или, на худой конец, пойти вместе с Холденом ловить детей на краю пропасти в ржаном поле.

И это все потому, что у меня не было ни приличной зимней куртки, ни, тем более, хороших зимних сапог, без которых я не могла понравиться одному там парню со спортфака.

А вас когда-нибудь впечатляли сильно какие-то книги?

 

¡Viven!

Dec. 6th, 2013 06:23 pm
varius: (vare4ka70)
Недавно мне попала в руки книга Пирса Пола Рида "Табу".  В ней объективно и подробно рассказана  удивительная, невероятная история  пассажиров, выживших в авиакатастрофе и проведших  более двух месяцев в Андах.  Конечно, это очень известная история, но я никогда не вдавалась в ее подробности и всегда избегала фильм "Alive" (который как раз рассказывает об этом событии), зная приблизительно, о чем там пойдет речь.
Прочитав книгу, я до сих пор нахожусь под сильнейшим впечатлением. Сразу предупреждаю: у меня не особо получается писать серьезные тексты, но мне  все равно захотелось написать этот пост,  так как уже дней десять я не могу думать ни о чем другом.

Read more... )
varius: (vare4ka70)
Замахнусь-ка я сегодня на святое.
Только что закончила перечитывать "Код Да Винчи". Выход этой книги произвел такой фурор, что даже в Италии, где по статистике  обычным гражданином в год покупается  полторы штуки книг, на этот раз были куплены две с половиной.
Read more... )






 
varius: (vare4ka70)
Люблю, чтобы в доме были ковры и книги.  Они, как ничто, придают дому  уют и неповторимый запах.Read more... )Read more... )
varius: (Default)
Прочитала тут, что завтра день рождения М. Кундеры. Для кого-то это - весьма примечательная дата. По мне, так "Невыносимая легкость бытия" - одна из самых нуднейших, депрессивных и скучных книг, которые мне когда-либо встречались. Взяла ее из любопытства, а когда закончила, пожалела вообще, что прочитала. Не знаю, к чему вообще писать такие книги. После нее, правда, я окончательно поняла, что больше не люблю читать об "отношениях".  Это, наверняка, нехороший симтом, но теперь мне так больше нравится. И вообще, меня уже давно несет в каком-то непонятном читательском направлении.
В нашей библиотеке имеется шкаф бук-кроссинга. Последнее время он битком набит книгами: я так думаю, что кто-то избавляется от наследства покойного дядюшки - там полным полно романов 70-х и 80-х годов, среди которых попадаются и те, которыми мы зачитывались лет двадцать назад.  И я как-то уж слишком равнодушно на них  посматриваю, как на каких-нибудь старых знакомых, которых вроде и увидеть приятно, но и сказать больше нечего.
В итоге уношу всегда в клювике пару-тройку книг, на которые нормальный человек  и не позарится. Последняя добыча - книга о техническом оснащении шпионов, аккурат с передовой холодной войны, начала семидесятых. Какие времена!  Чемоданчик-дипломат с двойным дном, в который припрятан новейшей технологии (!) миниатюрный кассетный магнитофон величиной с хороший кирпич. Фотоаппараты с микропленкой. Ручки - гранатометы, зонтики - шприцы с ядом и множество подобных девайсов. На ум сразу приходят романы Юлиана Семенова и фильмы о резидентах, одетых по-иностранному в белые брюки. Никаких вам смартфонов, флэшек и цифровых фотографий.  Шпионы носят фальшивые усы и темные очки и  мастерски передают друг другу информацию на скамейках в малоприметных сквериках.
Разве это может сравнится с какой-то там чужой унылой историей любви?
varius: (Default)
Петер Хоег после фрекен Смиллы должен быть, прости господи,  умереть или , на худой конец, спиться и больше никогда не писать.
Как Стиг Ларсон, но хотя, если бы он не умер, может, никто бы не заметил его несуразные триллеры.
Все тяжелей становится найти книгу, которую умудряюсь дочитать до конца с определеным удовольствием.
Исключение пока составляет Тана Френч, хотя после ее Broken Harbour  я передумала покупать дом.
Надеюсь, правда, что в ее новом романе, который я жду с нетерпением,  у  очередного детектива не окажется детской психологической травмы. В противном случае я перестану покупать и ее книги.
varius: (Default)
Еще в бытность холостяком, мой муж поднакопил дома некоторое количество книг (что вообще-то  совершенно  не свойственно его среднестатистическому соотечественнику).  Среди них обнаружились четыре невзрачных  мелких томика: Лев Толстой, Война и мир.   Помятуя об истинном размере романа, я озадачилась, но потом оказалось, что это был облегченный вариант книги, робко предложенный в просветительских целях ленивой итальянской публике. Не то, чтобы я особо любила Толстого или же сама прочитала Войну и Мир от корки до корки, но в приступе  ителлигентсткого снобизма сочла своим долгом возмутиться таким пренебрежительным отношением к великой русской классике.
Потом, спуся какое-то время меня потянуло на что-то родное и я решила заглянуть в те самые мини-томики,  чтобы освежить в памяти содержание романа.  И к большому удивлению сделала  для себя открытие - облегченный варинт романа оказался гораздо лучше своего старшего брата.  Можно сказать, почти не кривя душой, что прочитала все четыре книжицы взахлеб, как обычно чуть быстрее пролистывая страницы с описанием войны. И впечатление у меня осталось очень даже приличное,  без какого-либо ощущения, что тебя обобрали или недодали чего-то ценного.
Поскольку в эти дни я упорно борюсь со сном, продвигаясь по страницам Братьев Карамазовых, я подумала, что хорошо бы было обязать каждого писателя по превышении трехсот страниц печатного текста выпускать облегченную версию своего романа. Достоевскому можно было вообще не заморачиваться с придумыванием героев и сюжетной линии, хватило быть выпустить несколько дайджестов с подробным описанием его доктрин и брошюр с собирательными образами ( самодур, святоша, истеричка и т д.д), наподобие тех, какие были у моего сына про каждого из семи гномов.
Последний раз я читала Достоевского, когда мне было двадцать лет, я заканчивала институт и находилась в глубокой депрессии по поводу неопределенности собственного будущего. Я часами просиживала на лоджии, поглощала сухофрукты из мешка, курила и читала том за томом, пытаясь проникнуться чем-то таким, что помогло бы мне впоследствии.  На седьмом томе от комбинации всех вышеперечисленых факторов у меня разыгралась жуткая изжога, после чего том был закрыт на грядущие десятилетия.
Пару недель назад наши местные интеллектуалы организовали встречу с одной милой дамой - ведущим российским специалистом по Достоевскому. Меня попросили записать стенограмму  встречи, на которой я лично не присутствовала, но которую теперь, после долгого прослушивания, могу воспроизвести на память.  Две вещи меня поразили особенно: во-первых, можно жить и  вполне себе достойно зарабатывать, объясняя, что здесь и там имел в виду Достоевский, и во-вторых, имеется довольно большое количество людей, которые прямо-таки горят желанием узнать, что здесь и там имел в виду Достоевский.
В порыве энтузиазма я подхватила Братьев Карамазовых, одну из малочисленных имеющихся у меня книг на русском, и теперь вот каждый вечер перед сном продираюсь через дебри корявых грамматических конструкций и пространных рассуждений.
Что сказать?  Хочу облегченную версию и этого романа.

Profile

varius: (Default)
varius

October 2015

S M T W T F S
     1 2 3
4 56 7 8 910
11 12 13 1415 1617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:28 am
Powered by Dreamwidth Studios